Данияр Абулгазин – карманный олигарх Кулибаева Избранное

17.07.2020 10:02
shadow

Казахстанский миллиардер Данияр Абулгазин никогда не занимался бизнесом в прямом значении слова. Данияр Рустэмович Абулгазин и его большая семья всем обязаны своему покровителю, Тимуру Кулибаеву. Но осознание долга не значит, что они останутся верными своему патрону, когда учуют ветер перемен, отмечает в своем материале западная пресса. Есть мнение, что этот самый ветер перемен уже ощущается в обществе Казахстана. Политическая обстановка быстро меняется, уровень накала растет. Для прошедшего азы КГБэшной подготовки Абулгазина это благодатная почва. Приспособленец с комичным позывным Хюррем Султан способен выйти из тени Тимура Аскаровича и найти новых господ, коих при удобном случае без раздумий предаст.

Дарига Назарбаева всегда была ближайшей к президенту Назарбаеву, пишет База компромата. Ее сместили с формально второго места в государстве. Причем сделал это нынешний президент Токаев через Твиттер, в стиле Дональда Трампа. Тимур Кулибав праздновал так, как будто это была его победа. Только позже он понял, что враг твоего врага — не значит друг. Токаев, которого считали послушной марионеткой режима Назарбаева, начал собственную игру. Это игра на укрепление своей власти. Это казалось невозможным, но ему удалось собрать кое-какую группировку. А Данияру Абулгазину и Диасу Сулейменову — попасть в нее.

Дарига Назарбаева не будет единственной жертвой в этой борьбе. Токаев должен избавится от всех претендентов на трон. Кулибаева не спасет его аполитичность: он политический деятель по определению. В подобных обстоятельства самые лучшие друзья недавнего времени становятся самыми опасными врагами. Данияр Абулгазин, олигарх-паразит, сделавший состояние на обслуживании интересов своего хозяина будет играть против него. Это лишь вопрос времени.

В целом Абулгазин Данияр Рустэмович с родичами собрали впечатляющие богатства. Они предприняли все усилия чтобы скрыть их от недоброжелателей. Это оказалось нелегко, особенно для обладателей коллекции произведений искусства, рассказывающей о ней в пьяной компании. Жизнь олигарха тоже полна своих недостатков: нужно быть готовым продать своих друзей и покровителей, когда представится подходящее время. Подходящее время наступает и Данияр Абулгазин с Диасом Сулейменовым им воспользуются.

 

Данияр Абулгазин — неблагодарный паразит на теле хозяина

 

Справка http://russiangate.site : Тимур Кулибаев — один из богатейших людей Казахстана. По странному стечению обстоятельств он — зять Нурсултана Назарбаева, первого президента страны. Контроль Кулибаева простирается от традиционного для Казахстана источника богатства — нефти и газа — до владения крупнейшим банком страны (Народный Банк Казахстана, Halyk Bank) и от строительных проектов до транспорта и коммуникаций. Конечно он один не в состоянии держать все под надзором. И тут на помощь приходят старые друзья-соучастники, такие как Данияр Абулгазин, пишет британская пресса. Причем, забегая наперед скажем, что Данияр Абулгазин это еще тот друг Кулибаева… Оскароносный фильм Пон Джун-хо «Паразиты» как нельзя лучше охарактеризует суть отношений Данияра Абулгазина буквально паразитирующего на благодатном теле Тимура Аскаровича. По сути Данияр использует Кулибаева долгие годы и практически всем обязан последнему (о чем мы обязательно подробно расскажем в следующих публикациях).

Прежде чем продолжить наш новый цикл публикаций, посвященный грандиозным корпоративным и финансовым аферам, характерным для Средней Азии мы должны внимательно остановится на карьере Данияра Абулгазина.

Начиная с девяностых годов Данияр Абулгазин находится там, где Кулибаев. Вместе они управляли KazakhOil и с тех пор могут быть обнаружены только вместе. Они вместе зашли в «Казмунайгаз», вместе управляли фондом Самрук-Казына, КазЭнерго и Атамекен. Даже в Национальный Олимпийский Комитет Тимур Кулибаев привел своего подельника Данияра Абулгазина. Их уровень доверия поразителен для олигархии Казахстана.

Положение Тимура Кулибаева достаточно странно. Оно иллюстрирует ту нелогичность, которая временами объясняют «историческими причинами». Учитывая, во сколько ему обходится Данияр Абулгазин и его родственники — любые налоги были бы дешевле. Все состояние как Данияра Абулгазина, так и Диаса Сулейменова пришли исключительно от Тимура Кулибаева. С той лишь разницей, что налоги не умеют шантажировать, а вот люди — очень даже умеют. И на «исторические причины» надеяться сложно: такса будет расти каждый день.

Крошка-Цахес из Казахстана Данияр Абулгазин

Конечно речь идет не только о дружбе. На ней впрочем Данияр Абулгазин прилично «заработал». В итоге из сообщника «политически значимой фигурой», работавшим подставным, он разжирел до собственной значимости. Данияр Абулгазин занимает двадцать второе место в местном списке Forbes. Его личное состояние оценивается в сумму свыше 400 миллионов долларов.

Отметим, что и на сайте Русский репортер Данияра Абулгазина не балуют, а профильные издания по нефти говорят о его одиозности. Отсутствие личного обаяния в нем приятно гармонирует с неприязнью со стороны его окружающих. И только Тимур Кулибаев оказался подверженным его чарам. Причем, даже если зять первого президента и понимает, что его надули и заставили кормить ни за что еще двух олигархов — ничего сделать не может. Того, что могли бы рассказать Абулгазин и Сулейменов о бизнесе Тимура Кулибаева хватит на много лет вперед. Очень непростых лет!

Забавный актив сороки-воровки

Из чисто практического набора активов, характерного для Казахстана выбивается владение ювелирной сетью Viled Group — основного поставщика товаров люксового сегмента в Республику Казахстан.

Viled, в виду своей ориентации на самые дорогие и эксклюзивные товары, представляет собой не только и не столько экономическую значимость, сколько общественную. В этих магазинах оказываются жены олигархов и сами олигархи, что способствует формированию на основе Viled своего рода клуба. Ведь украшения, драгоценные камни и металлы используются и как средства конверсии, легализации преступных доходов, скрытных финансовых операций, дачи взяток. Нельзя забывать и о том, что предметы роскоши крайне трудно отследить и легко оправдать ими любые убытки. Вилед работает не один, предоставляя от Абулгазина услуги аккуратного трансфера средств на запад.

Viled и Данияр Абулгазин попали в одну заметную историю связанную с колоссальными затратами правящего клана на ювелирные украшения. Динара Кулибаева, дочь Нурслтана Назарбаева и жена Тимура Кулибаева получила только в одной покупке ювелирных украшений на $6.745.900. Общая же сумма заказа, который был перехвачен в виде корреспонденции электронными письмами, составил 22 миллиона долларов.

Но настоящие таланты Данияра Абулгазина проявляются в сфере корпоративных финансов и ухода от налогов в самой коррумпированной части экономики Казахстана — добыче нефти и газа, рудных ископаемых. Он и его партнер Тимур Кулибаев — соучастники в схеме с участием Vitol — основном покупателе казахстанской нефти. Данияр Абулгазин помог своему шефу приобрести и продавать нефтяные компании, манипулировать с отчетность. Мы расскажем о его роли сполна в наших следующих публикациях.

Данияр Абулгазин находится в сложной ситуации. Его связанность с Тимуром Кулибаевым и следовательно с правящим режимом Казахстана уже не представляет собой тайны. В результате те услуги, которыми он добился расположения шефа в его исполнении уже невостребованы. Западные банки знают, что принимая на обслуживание компанию Данияра Абулгазина они принимают Тимура Кулибаева — а это чревато проверками и штрафами. В результате Данияр Абулгазин вынужден искать подставных уже для того, чтобы замещать себя в компания Тимура Кулибаева. Использование своей жены в качестве фиктивного владельца не оправдало себя. Вот такое горе бывает у людей. Всю глубину этого тяжелого положения мы расскажем в последующих публикациях.

 

Данияр Рустэмович Абулгазин мог стать прототипом героев оскароносного фильма «Паразиты»

 

Шедевр корейского кинематографа «Паразиты» от Пон Джун-хо не зря взял награду американской киноакадемии, ведь для каждой отдельно взятой страны и нации история, показанная с большого экрана, имеет свою, особую проекцию. Именно на героев фильма «Паразиты» походит наш родной олигарх Данияр Абулгазин, миллиардер, официально никогда не имевший настоящего бизнеса. На чем и как паразитирует Абулгазин Данияр Рустэмович рассказали европейские коллеги-журналисты.

Роль Данияра Абулгазина при Тимуре Кулибаеве со временем менялась. Из чисто подсобной, технической в начале их отношений она превратилась в паразитарную — несколько лет спустя. Вначале Тимур был достаточно самостоятельной фигурой. После того как Данияр Абулгазин и Диас Сулейменов постепенно лишили своего начальника свободы воли они жируют на влиятельности, финансовом богатстве и власти своего хозяина. Эта история очень напоминает другую, произошедшую десятилетия назад. Историю того, как Назарбаева сделало окружение, причем, сделало как правителем, так и рабом своего собственного окружения.

Данияр Абулгазин и КПСС с национальными особенностями развития

Коммунисты так и не смогли побороть местные нюансы советской Средней Азии. Местная компартия представляла собой странный сплав семейных отношений, кланов, племен и национальностей, распределенных в соответствии с квотами. Фактически Казахстан при СССР был нечестивым гибридом феодализма и социалистической риторики. Назарбаев — продукт как раз этого режима. Он сумел взлететь на самые вершины коммунистического руководства, тщательно выбирая окружение и «наставников».

Одним из давних товарищей по партийно-хозяйственной номенклатуре Нурсултана Назарбаева был Тулетай Сулейменов. Они дружили с 1960 года. Сулейменов сопровождал Назарбаева по мере того, как Назарбаев преодолевал все новые и новые высоты советской иерархии.

Когда Казахстан обрел независимость Тулетай Сулейменов — не имея на то никаких выдающихся данных — был назначен министром иностранных дел. Потом — послом в США и страны Восточной и Западной Европы. В конце концов его отправили на пенсию.

Нурсултан Назарбаев обрел безграничную власть — но не забывал своих более чем скромных корней и начинаний. Все, кого он считал «своими» получили доходные места в новой стране, хотя талантливых и государственно мыслящих людей в его окружении было мало. Потом он же пристраивал на хорошие места их родственников, детей, внуков.

Нурсултан Назарбаев, по крайней мере официально, оставил по себе только женское потомство. Тимур Кулибаев — муж средней дочери. Вполне в духе среднеазиатских традиций рассматривать его в качестве претендента на трон. Однако сам Кулибаев всегда отрекался от малейших политических амбиций. Старшая дочь первого президента и национального лидера, Дарига Назарбаева, не считается более претендентом на престол. Это делает Тимура Кулибаева не просто самым богатым человеком Казахстана, но еще и потенциальным преемником, пишут британские СМИ в материале As parasite overgrows the host: Daniyar Abulgazin no longer happy about his role in Kulibayev’s affairs.

И уже следующее поколение прилипал обживают хозяина, угадывая в нем возможности неограниченной власти. Диас Сулейменов идет здесь по надежным следам отца. Только вместо Назарбаева, он обживает его зятя.

Диас Сулейменов, сын того самого друга Назарбаева Тулетая Сулейменова, его назначили на высочайшие финансовые должности уже в 24 года. Именно столько ему было, когда он возглавил целый департамент в национальном банке. Не имея никакого опыта. Но как только Диас Сулейменов оказался поблизости от Кулибаева — инстинкт его не обманул. Более того, он привел своего шурина, Данияра Абулгазина, чтобы вместе охмурять хозяина. Диас Сулейменов и Абулгазин Данияр Рустэмович положили сотни миллионов долларов в карманы — в виде акций, компаний, недвижимости и наличности. При этом Диас Сулейменов, к примеру, являлся государственным служащим и происхождение его денег — более чем темное.

Абулгазин Данияр Рустэмович и его шурин в империи Тимура Кулибаева занимаются менеджментом. Они получают прибыль за счет громадной и сложной отчетности своего босса. Тимур Кулибаев пользуется схемами Данияра Абулгазина и его родственников для того, чтобы уклонятся от налогов, отмывать деньги, захватывать предприятия и выводить деньги заграницу. Как сообщники, они получают значительную часть доходов президентского зятя. Фактически, они поощряют своего хозяина на все новые и новые рискованные аферы. Данияр Абулгазин, фактически главный заговорщик, получает значительные рычаги влияния на своего хозяина. Именно так и произошло в свое время с Нурсултаном Назарбаевым.

Сейчас окружение Тимура Кулибаева полностью исчерпывается Данияром Абулгазиным, его родственниками и друзьями. Они тщательно охраняют свою жертву от любого стороннего влияния. Следует признать, что Тимур Кулибаев получил довольно комфортную, хоть и дорогую темницу. Однако она может стать его последним убежищем, учитывая, что сложная внутренняя ситуация в Казахстане может переродиться в хаос в любой момент. Тогда Данияру Абулгазину и Диасу Сулейменову уже не понадобится «хозяин» — они или найдут нового или — а такие планы имеются — станут сами самостоятельными фигурами.

Последние события говорят о том, что Данияр Абулгазин имеет план занять высокие позиции в государстве и пролоббировать туда «всех своих». Для этой цели он убедит Тимура Кулибаева в том, что это станет выгодным всем и направлено лишь на общее благо группы. Сие и будет последним штрихом к разрушению карьеры Тимура Кулибаева уже изрядно подпорченной участием во многочисленных совместных делах. Без сомнений, Абулгазин строил и будет продолжать строить карьеру как хитрая, коварная Хюррем Султан из «Великолепного Века» и Цахес-Циннобер в одном лице.

История Данияра Абулгазина перекликается со страшным гротеском Гофмана. Фея Розабельверде, существо доброе и недальновидное, наделяет несчастного уродца Цахеса удивительной особенностью: он по каким-то причинам очень нравится людям. Его настоящий облик невидим, а вину за все его проступки и злодеяния списывают на других. Цахес сделал головокружительную карьеру в придворном обществе, не обладая никакими талантами, кроме этого дара доброй феи. Сколько таких цахесов обретаются вокруг «княжеских дворцов» Казахстана — не известно, но Д. Абулгазин — один из самых успешных. Когда чары спали и люди увидели истинное душевное и физическое уродство крошки Цахеса, он был изгнан из дворца. Повторит ли Абулгазин судьбу Цахеса или останется такой себе Хюррем Султан из сериала «Великолепный Век» — вопрос… Ответить на который способно только время.

 

ДАНИЯР АБУЛГАЗИН — ТИПОВОЙ ОЛИГАРХ МАССОВОГО ПРОИЗВОДСТВА И БЫСТРОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ

 

Хюррем Султан из Казахстана — он же хитрый весельчак Данияр Абулгазин. Продолжаем знакомить читателей с жизнью сего индивида.

Коллеги из Казахстана пишет, что в их стране немало богатых людей, происхождение благосостояния которых вызывает вопросы. Данияр Абулгазин в этом отношении является примерным олигархом. Его карьерный рост и ценности идеально вписываются в модель клептократов Средней Азии. Его личность сродни воробью. Если вы видели одного — значит видели всех. Именно этим и только этим Данияр Абулгазин может быть интересен читателям, утверждают журналисты из английского Лидса.

Данияр Абулгазин безмерно богат, коррумпирован и неспособен сделать что-то самостоятельно. Все, что он когда-либо сделал основано на богатстве, которое собрано до него. Близость Данияра Абулгазина к Тимуру Кулибаеву определила пути его личного обогащения.

Отметим, что учился Данияр Абулгазин у великого мастера. Разделывая пироги для начальства он научился прятать куски и для себя. Пироги были большие — размером в страну — и куски, которые прятал Абулгазин себе были соответствующих размеров. Именно это позволило Данияру Рустэмовичу, вроде-как государственному служащему, нагло ввалится в казахстанский список пятидесяти самых влиятельных — читай богатых — бизнесменов. С той лишь поправкой, что с 2000 года Данияр Абулгазин не занимает иных должностей, кроме как государственных и полугосударственных, при этом предпринимателем не является. Как ему удалось занять место рядом с миллиардерами? На зарплаты и премии? Ответить на этот вопрос проще, если посмотреть на вопрос шире.

ПОЧЕМУ КАЗАХСТАН НЕ СТАЛ УСПЕШНЫМ?

Экономику Казахстана двигает нефть и газ. Большая часть доходов страны проистекает из этих компонентов экспорта. Комбинация не слишком многочисленного населения и огромные минеральные ресурсы недр Казахстана казалось бы обрекают страну на успех. Добавим к этому тяжелую промышленность и транспортную систему, доставшуюся в наследство от СССР и квалифицированных кадров, которые умеют этими богатствами управлять. И еще — в отличии от других постсоветских республик Казахстан не стал ареной предельной нищеты, войн и гражданских конфликтов. Власть не менялась в ходе революций и переворотов.

Первого президента Казахстана часто называют «диктатором». Но если честно, то какой он диктатор? Его стиль правления скорее был мягок и консервативен.

Учитывая все это, как Казахстан оказался в таком плохом состоянии? То, что могло сделать его удачливым оказалось причиной его неудач. Стабильность стала застоем, а преемственность превратилось в олигархическую клановость.

СТАРЫЕ ПРАВИТЕЛИ ДЛЯ НОВОЙ СТРАНЫ: ОЛИГАРХИЯ ДОСТАЛАСЬ ПО НАСЛЕДСТВУ

Казахстан не имел периода бурного формирования буржуазии. Советский партийный и хозяйственный аппарат, начиная с самого верха, принял страну в наследство от СССР.

Нурсултан Назарбаев и сам был коммунистически вождем до того, как стал президентом независимой страны. Похожая ситуация, впрочем, была и в других странах бывшего СССР, но в Казахстане она стала перманентной. Это было разумно и обеспечило стабильность. Силы безопасности, бизнес и политику возглавили те же люди, что и раньше. А когда они состарились их сменили сыновья и дочери.

Все значимые ресурсы в стране принадлежат им. Тимур Кулибаев, Данияр Абулгазин, Диаз Сулейменов оказались в нужном месте и нужное время, когда дело дошло до грабежа страны.

После приватизации вся промышленность оказалась в руках бывших коммунистических функционеров и их семей.

БЫВШИЙ КУРСАНТ ШКОЛЫ КГБ СТАНОВИТСЯ ОЛИГАРХОМ

Фактически, в мир больших денег Данияра Абулгазина привела жена, Айдан Сулейменова. Династические браки — обычная практика в Казахстане.

Кстати, жена тоже не в накладе. По крайней мере номинально она — совладелец одного из пяти поставщиков бензина, дизеля и прочих ГСМ в страну, ТОО Petrosun. Эта компания не добывает нефти и не перерабатывает ее, а просто переливает с месторождения на переработку. Месторождения и переработка чудным образом контролируется «Самрук Казыной», где сидели начальниками Кулибаев и Данияр Абулгазин. А жена одного из руководителей государственного фонда вдруг оказывается получателем выгоды от должности своего мужа. А кто другой получатель, кстати? Китайцы из CNPC — государственной нефтяной компании КНР. Именно эта пара — Айдан Сулейменова и китайское государственное предприятие контролирует значительную часть рынка ГСМ в стране, при том, что фактическим регулятором рынка является сам Данияр.

Данияр Абулгазин — это настоящий, живой стереотип и карикатура на свой класс. Дети его учатся в Британии. Дети казахских олигархов в Англии — это уже устоявшийся анекдот. Данияр ненасытен в покупке элитной недвижимости в Европе и отстает разве что от своего покровителя в этом вопросе. Он собирает машины и предметы искусства, летает на своем личном самолете. И конечно у него своя империя из оффшорных компаний для отмывания денег по всему миру.

Данияр Абулгазин и такие как он — это ответ на вопрос почему Казахстан находится в таком плачевном состоянии, почему ему не удалось выполнить миссию по превращению в процветающее государство. Не совсем отсутствие демократии, как часто утверждают, виновато в нынешней бедности. Скорее отсутствие здравого смысла и инстинкта самосохранения привело в неравенству, совершенно неприличному в развитом государстве.

Рано или поздно эта страна рванет. Абулгазин и его соратники здраво предполагают, что лучше быть к этому времени заграницей.

 

Как стать нефтяным королем в Казахстане

 

Команда Public Eye опубликовала расследование o коррупции в нефтяной сфере. Речь в нем идет о деятельности трейдера Vitol в Казахстане, за которым, как оказалось, стоит супруг средней дочери казахстанского президента Тимур Кулибаев.

Расследование вышло под заголовком «Vitol - нефтяной король Казахстана» и было опубликовано на сайте Public Eye, некоммерческой швейцарской организации.

Авторы расследования - Агата Дюпарк, Камиль Шапюи, Марк Жино и Андреас Мисбах - утверждают, что в 2014 году этот трейдер продавал 21% казахстанской нефти, а в 2015 и 2016 годах подписал соглашения о дофинансировании с «КазМунайГазом» в размере 5,2 млрд долларов в обмен на доступ к Тенгизскому и Кашаганскому месторождениям. Они решили изучить подробнее эту историю и обнаружили в ней много интересного.

Для наших читателей мы перевели самые любопытные моменты и получившегося документа.

В погоне за казахстанским черным золотом

Vitol - крупнейший частный нефтетрейдер в мире и вторая по величине корпорация в Швейцарии, чей доход в 2017 году составил 181 млрд долларов.

«Vitol, головной офис которой расположился с комфортом в Женеве, никогда не отказывалась от возможности выхода на рынки стран, где коррупция – эндемическое заболевание, будь то Ирак, Ливия, Нигерия, Сербия или Венесуэла. Как скромно сказал в 2016 году один из директоров Vitol Рассел Харди (Russel Hardy), рост компании состоялся за счет поглощений под девизом «благоприятные возможности определяются внешними обстоятельствами», - пишут расследователи.

По их данным, на сегодняшний день Vitol практически полностью владеет казахстанским рынком вместе с китайским компаниями, оставляя буквально крохи от этого рынка другим игрокам.

«С 2015 по 2018 годы Vitol совершила мастерский ход, выиграв два тендера на предоставление кредитов на общую сумму 5,2 млрд долларов национальной нефтяной компании «КазМунайГаз». Выплаты будут совершаться в течение пяти лет через поставки нефти с двух казахстанский крупнейших месторождений, Тенгизского и Кашаганского, владельцем которых является «КазМунайГаз». Этот контракт, который на профессиональном сленге называют «нал за грязную сделку» или cash for crude deal (слово «crude» также означает «сырая нефть») предоставляет Vitol гарантированный доступ к казахстанской нефти и прекрасную возможность выстраивания долгосрочных отношений с государством», - говорится в расследовании Public Eye.

Что вскрыл KazakhLeaks

Как напоминают его авторы, еще в 2013 году британское новостное агентство Reuters попыталось проанализировать причины доминантного положения компании на рынке и сообщило, что Vitol нашла для себя нишу, в которой она «агрегирует небольшие поставки от всех казахстанских производителей в полноценные танкеры». За один месяц Vitol наполнила 9 танкеров стоимостью примерно 700 млн долларов. Годовой оборот компании, таким образом, мог составить около 8 млрд долларов. В скором времени последовали еще восемь танкеров. В ответ на этот материал Reuters Vitol заявила, что «гордится долгосрочным партнерством с казахстанской нефтяной промышленностью».

На чем, однако, основано это партнерство? Ответить на этот вопрос расследователи смогли благодаря утечке данных. С лета 2014 года по конец 2016 года на анонимной интернет-платформе Kazaword были обнародованы документы из почтовых ящиков казахстанских менеджеров высшего звена.

«Благодаря этой платформе, мы получили доступ к переписке между топ-менеджерами Vitol и двумя казахстанскими мультимиллионерами Диасом Сулейменовым и Данияром Абулгазиным. Переписка датирована периодом с 2009 по 2015 год», - пишут расследователи.

Кто эти двое?

«Свояки Сулейменов и Абулгазин сумели вскарабкаться на самый верх казахстанской власти и бизнеса. Они входят в круг зятя президента Назарбаева Тимура Кулибаева. Как и последний, они занимали высокие должности в крупных государственных нефтегазовых компаниях, одновременно обеспечивая успех собственному частному бизнесу. Покинув государственную службу, троица продолжила работать в частных нефтяных компаниях и лоббистских энергетических группах. Эти трое являются «политическими значимыми лицами» согласно определению швейцарского законодательства по отмыванию денег», - утверждают авторы.

Вступая в деловые отношения с такими лицами, швейцарские банкиры, подчиняющиеся закону об отмывании, обязаны провести тщательную юридическую экспертизу. Однако трейдеры, торгующие потребительскими товарами, не подчиняются данному закону и, следовательно, не обязаны проводить никакой юридической экспертизы. Поэтому они, по мнению авторов, «в политически значимых лицах видят, скорее, не риск, а возможности для развития бизнеса». Это видно из мейлов, представленных на Kazaword, которые демонстрирую удивительную близость компании Vitol к власть имущим.

В качестве примера «теплых и тесных отношений», авторы привели фрагмент одного из письма.

«Привет, братан!» – так начинается письмо руководителя отдела Центральной Азии и России компании Vitol к Данияру Абулгазину от 14 ноября 2011 года. В этот момент Абулгазин занимал стратегическую должность в Фонде национального благосостояния Казахстана «Самрук-Казына», руководителем которого с апреля по декабрь 2011 года являлся Тимур Кулибаев. В задачи Абулгазина входило управление нефтегазовыми акциями, включая акции «КазМунайГаза».

В письме топ-менеджер Vitol просит «братана» разобраться с налоговой проблемой и даже дает ему инструкции, как поступать в отношении «двух проблемных моментов, которые важны для нас».

«Никаких пояснений, о чем конкретно идет речь, не требовалось. «Братан» знал. Стиль отношений между менеджментом Vitol и хозяевами из казахстанской правящей элиты уже был определен», - отмечают расследователи.

Таинственная Ingma

В ящике входящих сообщений Диаса Сулейменова авторы расследования обнаружили настоящий информационный клад. В кратком сообщении лондонского трейдера компании, полученном 27 апреля 2011 года, оказались финансовые отчеты Ingma Holding BV за 2009 и 2010 годы.

На их основании авторы пришли к выводу: «Какие-либо следы Ingma Holding BV, совместном предприятии, специализирующемся на нефти, на сайте Vitol или в ее корпоративных журналах отсутствуют. При этом Ingma, зарегистрированная Vitol в 2003 году в Роттердаме, является главным ключом к казахстанскому успеху компании».

Между тем, документы, найденные на Kazaword, и другие материалы, оказавшиеся в распоряжении журналистов, показали, что в 2009 году стоимость акций неприметной Ingma составила более миллиарда долларов. У компании на тот момент было 10 дочерних структур, четыре из которых были зарегистрированы в Швейцарии – в Женеве, Баре и Лозанне.

«В 2009 году Ingma, основной деятельностью которой является торговля нефтью и нефтепродуктами, получила почти 8 млрд долларов дохода и 124 млн долларов чистой прибыли. В 2010 году, согласно непрошедшему аудиторскую проверку отчету, посланному Vitol Диасу Сулейменову, ее доходы составили 20 млрд долларов, что составляет 10% от всех доходов, полученных в тот год компанией Vitol от всех ее операций в мире», - говорится в расследовании.

С помощью голландского реестра компаний его авторы смогли установить, что «с 2009 по 2016 годы доходы Ingma достигли 93,3 млрд долларов, чистая прибыль составила 1,1 млрд долларов». А с помощью данных о доходах, предоставленных Казахстаном «Инициативе прозрачности деятельности добывающих отраслей», они смогли подсчитать, что продажи Ingma составили 18-20% от всего казахстанского нефтяного экспорта.

В представленном на Kazaword рекламном буклете, который никогда не был опубликован, Vitol поздравляет себя с 20-летием ведения бизнеса в Казахстане. Историю можно восстановить по статистике: по данным Vitol, в 2014 году компания реализовала 21% из 62,45 млн тонн нефти, проданной Казахстаном, что в среднем составляет 7 танкерных поставок в месяц. Ingma не упоминается, но очевидно, что именно она играла важнейшую роль в этой операции.

В финансовых же отчетах Ingma указано, что компания выплатила почти все свои прибыли в форме дивидендов. «С 2009 по 2016 годы в карманах акционеров осело более миллиарда долларов. И это еще не окончательная цифра, так как данные за 2010 и 2012 годы отсутствуют», - считают исследователи.

Так кто же они, эти таинственные акционеры Ingma, задаются вопросом журналисты и рассказывают о каждом из фигурантов этого громкого дела.

Ближайший помощник

«Знакомьтесь, Арвинд Тику. Он одновременно является партнером Vitol в Ingma и владельцем компаний, приносящих косвенную прибыль Тимуру Кулибаеву».

Как выяснили авторы расследования, основным акционером Ingma является Oilex NV. «Это небольшая компания, основанная в 2002 году на о. Кюрасао - налоговом рае Нидерландских Антил. Все эти годы Oilex NV владела 51% акций Ingma; 49% принадлежали Vitol FSU BV, голландской «дочке» Vitol. Такой вот странный союз всемирно известного нефтяного трейдера и загадочного оффшора».

А кому принадлежит Oilex? В конце 2009 года ее головной офис переехал в Люксембург, что позволило расследователям узнать имя единственного акционера, указанного в реестре. И это как раз и был Арвинд Тику, предприниматель индийского происхождения. Его компания Nelson Resources Limited без лишнего шума приобрела доли в многочисленных нефтяных месторождениях. Тику также возглавлял массу других оффшорных компаний, специализирующихся на нефтеторговле. Он был ближайшим помощником и деловым партнером Тимура Кулибаева.

Как утверждают авторы, им удалось получить доступ к документам, в которых детально прописано, каким образом Арвинд Тику и Тимур Кулибаев с успехом «миксовали» свои доходы и инвестиции.

Например, речь в расследовании идет о письме от 23 октября 2008 года от финансового советника Тику господина Гупты банкиру Credit Suisse. Писал он по просьбе зятя президента, только что назначенного руководителем гсударственного фонда «Самрук-Казына». Мистер Гупта просил отсрочить выплату кредита, предоставленного компании Merix International Venture Limited (оффшору, принадлежащему Тимуру Кулибаеву). При этом он уверял, что остальной кредит будет выплачен с помощью «дивидендов или кредитов от наших добывающих компаний».

И вот сюрприз! Одной из этих шести добывающих компаний, якобы принадлежащих Кулибаеву, оказалась Vitol Central Asia, зарегистрированная в Женеве в 2003 году. Согласно письму Гупты, компания являлась совместным предприятием, в котором Vitol имела 51%.

«В письме указано, что Vitol Central Asia является дочерней компанией Ingma. Таким образом, «совместное предприятие», о котором говорится в письме, это Ingma и есть. В настоящий момент Vitol Central Asia экспортирует всю нефть, добываемую на месторождении Айранколь, эксплуатируемом компанией Kaspyi Oil, 100% которой принадлежит Тимуру Кулибаеву», - говорится в расследовании.

По мнению журналистов, сам «миллиардер, возможно, и не является официальным акционером Vitol Central Asia, но может использовать дивиденды этого дочернего предприятия для выплаты своих банковских кредитов. Может быть, Гупта просто обманывает Credit Suisse? Или, возможно, Арвинд Тику на самом деле является одним из подставных лиц Кулибаева?»

Арвинд Тику отказал авторам расследования в комментариях. Тимур Кулибаев ответил через лоббистскую группу Kazenergy. Kazenergy заявляет, что мистер Кулибаев «всегда следовал данным правилам в полном соответствии с законом», добавляя, что он «не обладает возможностями управленческого контроля ни в одной из компаний, в которых он является акционером». Kazenergy подтвердила, что Кулибаев является косвенным владельцем Merix, однако лоббисты также заявляют, что в письме, адресованном Credit Suisse, содержится неточная информация: «Утверждение, что эти компании (Vitol Central Asia SA, Ingma Holding BV or Euro Asian Oil AG) когда-либо являлись частью добывающих предприятий Мистера Кулибаева, неверно».

Согласно заявлению Vitol, «Merix Ventures International никогда не была акционером Vitol Central Asia SA» и «мистер Кулибаев не является прямым или косвенным бенефициаром Ingma. Утверждать или предполагать подобное было бы неверным».

Vitol категорически отрицает, что зять казахстанского президента извлекает прямую или косвенную выгоду из прибылей, генерируемых совместным предприятием. Это якобы «было подтверждено юридической экспертизой всех крупнейших международных банков, имеющих коммерческие отношения с Ingma». Однако расследование показало, что ситуация далеко не столь прозрачна.

Авторы расследования утверждают, что «Арвинд Тику и зять казахстанского президента совместно владеют трастом в Credit Suisse, его размер составляет почти 600 млн долларов, и 100 млн долларов из них были получены от Oilex».

«Швейцарские прокуроры также обнаружили траст, созданный в 2006 году и находящийся под управлением Credit Suisse, в котором дуэт Тику-Кулибаева объединил свои фонды. С мая по август 2006 года этот траст, в который входит инвестиционный фонд известный как Handoxx, привлек почти 600 млн долларов от трех компаний, ни одна из которых официально не принадлежит Тимуру Кулибаеву. Одна из них - Oilex NV, компания, владеющая Ingma совместно с Vitol. Oilex вложила в траст более 100 млн долларов двумя траншами. Деньги были получены от женевского отделения BNP Paribas, где Oilex держит свои банковские счета», - говорится в расследовании.

В 2007 году инвестиционный фонд Handoxx выдал компании Merix International Ventures (принадлежащей Тимуру Кулибаеву) беспроцентную ссуду в размере 283 млн долларов из средств траста в форме беспроцентных кредитов. И именно эти фонды позволили казахстанскому миллиардеру приобрести элитную недвижимость в Великобритании, включая поместье принца Эндрю Sunninghill Park.

К слову, Daily Mail в свое время провела расследование и выяснила, что в привлечении средств для покупки Sunninghill Park участвовали три компании: Merix International Ventures, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, обеспечила 1,5 миллиона фунтов стерлингов на сделку; зарегистрированная в Гонконге и находящаяся в Сингапуре Enviro Pacific Investments предоставила 6 миллионов фунтов, и Oilex NV, зарегистрированная в то время на Нидерландских Антильских островах, находящаяся во владении партнера Кулибаева Арвинда Тику, обеспечила 8 миллионов фунтов.

Своим чередом?

Кстати, в ходе расследования швейцарская прокуратура потребовала заблокировать счета Тику-Кулибаева, включая два счета, принадлежащих компании Oilex. Счета были заморожены до 2011 года. Для Vitol это была досадная ситуация, ведь ее корпоративный кодекс не предполагает «потворства взяточничеству или коррупции». Как бы то ни было, компания продолжила свои выгодные деловые отношения с Арвиндом Тику.

Друзья-товарищи

Еще один фигурант расследования - Диас Сулейменов. Он также является верным союзником Тимура Кулибаева. Более того, авторы расследования уверены, что «из всех партнеров Тимура Кулибаева Сулейменов, без сомнения, наиболее верный».

«Обоих объединяет любовь к роскошным пригородам Женевы, где их жены обустроились на расстоянии всего нескольких километров друг от друга. В конце 2009 года жена Тимура Динара (дочь Нурсултана Назарбаева) купила замок в Аньере за 74,7 швейцарских франков. Согласно отчету, представленному в июне 2018 года, в 2010 году жена Диаса Алина приобрела участок земли в женевском районе Колоньи, где она построила роскошный дом, оцениваемый в 40 млн швейцарских франков. По информации Kazaword, Сулейменов даже занимается управлением расходов Динары на проживание в Швейцарии, работая с ее счетами и жалобами».

Диас Сулейменов вырос в тени Тимура Кулибаева. С 2003 года он работал в отделе логистики «КазМунайГаза» (КМГ), где его покровитель был вторым по должности человеком. С 2004 по 2006 годы он возглавлял АО «Торговый дом «КазМунайГаз», отделение КМГ, контролирующее долю казахстанского нефтяного экспорта. Офисы компании расположены в Лондоне, Лугано, Дубае, Сингапуре и Астане. Даже потом, согласно информации Kazaword, он не утратил связей с сотрудниками «Торгового дома» в Лугано, как бы оставаясь неофициально их боссом.

Как следует из доклада, в 2011 году Сулейменов получил 11,8 млн долларов дивидендов в HSBC Geneva.

«В 2010 году, пока прокуроры занимались расследованием в Берне, Ingma Holding BV продолжала вести свой нефтяной бизнес. Так как тучи судебного расследования постепенно сгущались, Ingma Holding BV реструктурировала свой капитал. Новая компания Omega Coöperatief UA получила 10% в совместном предприятии, оставив 47,5% Oilex Sàrl (Арвинд Тику), переименованному сейчас в Xena Investments Sàrl, и 42,5% Vitol FSU BV», - говорится в расследовании.

Кому принадлежит Omega Coöperatief UA?

Благодаря переписке, выложенной на платформе Kazaword, журналисты выяснили, что Диас Сулейменов является одним из бенефициаров голландской компании.

«Согласно финансовому отчету 2009 года, в конце года Ingma приобрела нефтяную трейдинговую компанию Euro Asian Oil AG, принадлежавшую Диасу Сулейменову и, возможно, Данияру Абулгазину, за 45 млн долларов. Сделка позволила Omega Coöperatief UA приобрести 10% долю в Ingma. По данным источника, знакомого с ситуацией, Данияр Абулгазин также имеет долю в Omega, возможно, такую же, как Диас Сулейменов», - полагают расследователи.

Недовольство Vitol

7 декабря 2009 года руководитель отдела Центральной Азии и России компании Vitol послал Сулейменову электронное письмо (с копией Арвинду Тику). В письме он выразил свое недовольство возникшей конкуренцией. Группа Gunvor «приобрела 10 000 тонн российской нефти» и отправила груз Socar Trading (азербайджанской госкомпании), задействовав два танкера из Актау (крупнейший порт в Западном Казахстане, расположенный на Каспии, куда Vitol вложила свои инвестиции.

Авторы расследования не знают, смог ли Сулейменов «разобраться с ситуацией» или какими методами он мог воспользоваться, чтобы добиться цели. В тот момент Сулеймеов управлял компанией Petroleum Operating LLP, частным логистическим предприятием, в котором его свояк Данияр Абулгазин и Тимур Кулибаев являлись акционерами. Согласно полученной информации, Сулейменов закрепился в Ingma.

Отвечая на запрос, Vitol подтвердила, что Xena Investment Sàrl (бывшая Oilex), Vitol FSU BV и Omega Coöperatief UA являются акционерами Ingma Holding BV, заявив, что «учитывая швейцарские законы по защите личной свободы и информации, мы не имеем возможности предоставить какие бы то ни было данные третьим сторонам относительно лиц, аффилированным с Omega».

Диас Сулейменов информировал журналистов через своего адвоката, что он «не дает комментариев по проблемам частного бизнеса и не хочет, чтобы информация была обнародована, так как это сфера непубличная, а значит, любая информация на этот счет была получена незаконным способом».

Диас Сулейманов и Данияр Абулгазин на запросы не отреагировали.

Миллионы дивидендов

10% акций Ingma – это большая роскошь для Omega, которой также достается кусочек этого пирога, как видно из многочисленных электронных писем менеджеров Vitol Диасу Сулейменову.

13 мая 2011 года Omega получила $11,5 млн дивидендов, выплаченных Ingma женевскому подразделению HSBC через Artesia Bank, предприятию, чей головной офис находится в Роттердаме. Через три недели фонды были переданы OP Trade, оффшорной компании, владеющей Omega. Эти миллионы осели на счетах Axion Swiss Bank, подразделении банка в кантоне Тичино.

Бывший финансовый трейдер прокомментировал ситуацию авторам исследования так:

«Вместо того, чтобы выплачивать дивиденды политически значимым лицам напрямую, все более популярным методом становится создание вместе с ними совместного предприятия для выплаты дивидендов. Это переворачивает с ног на голову само понятие. Это известно всем банкирам, и им следует избегать подобных ситуаций, как чумы».

Заключения расследователей

По итогам расследования авторы выделили две стратегии завоевания ранка трейдерами, торгующих в юрисдикциях, где законодательные нормы соблюдаются слабо.

Стратегия 1

Это традиционная стратегия, предполагающая передачу рисков третьим сторонам при помощи посредников. Как только анти-коррупционные соглашения подписаны, посредник в праве выплатить часть своего вознаграждения (или полное вознаграждение) государственным чиновникам, чьей задачей является заключение желанного контракта.

Как выяснили журналисты после тщательного расследования, таким методом пользовалась Gunvor в столице Конго Браззавиле, что и стало поводом для швейцарской прокуратуры открыть дело против компании по подозрению в возможной организационной недобросовестности.

Стратегия 2

Вторая стратегия (столь же авантюрная) подразумевает аффилированность с политически значимыми лицами в совместном предприятии, которое обладает правом заключать сделки.

Начиная с 2003 года, Vitol выбирала подобный сценарий, что позволило крупнейшему в мире частному нефтетрейдеру реализовывать огромные объемы казахстанской нефти через компанию Ingma Holding BV. С 2009 по 2016 год эта компания выплатила как минимум $1 миллиард дивидендов акционерам, распределяя средства между Vitol и ее партнерами: во-первых, Арвиндом Тику (через Oilex), затем Диасом Сулейменовым (начиная с 2010 года) и, возможно, Даияром Абулгазиным через Omega.

Расследование, по мнению его авторов, также продемонстрировало, что, даже не являясь официально акционером, Тимур Кулиаев, зять Назарбаева, получал косвенную прибыль от этого партнерства.

Действительно ли риски были покрыты?

Vitol признает, что состояла в прямых и косвенных деловых отношениях с политически значимыми лицами Арвиндом Тику, Диасом Сулейменовым, Тимуром Кулибаевым и Данияром Абулгазиным. Компания не считает, что это нарушает ее корпоративный кодекс. «Для компании вступать в деловые отношения с политически значимыми лицами принято, а иногда и необходимо. Тщательные юридические проверки проводятся в отношении любой сделки, в которую вовлечены такие лица».

Vitol категорически отрицает, что Тимур Кулибаев является или когда-либо являлся прямым или косвенным бенефициаром Ingma, утверждая, что не имеет возможности давать комментариев по поводу финансовых связей между Арвиндом Тику и зятем президента, поскольку она не владеет акциями ни траста, ни Oilex.

Удовлетворил ли команду Public Eye такой ответ?

Похоже, нет. "Учитывая ситуацию в Казахстане, где правящий клан получает огромные средства от нефтяной индустрии, мы отвечаем отрицательно. Тщательная юридическая экспертиза должна была бы обнаружить близкие отношения Тику и Кулибаева", - резюмировали авторы.

Оставить комментарий